На главную
Новости
Информация для посетителей
За знаниями - в музей
О музее-заповеднике
Научная деятельность
Виртуальные экскурсии
Карты
Музейные коллекции
Выставки
Виртуальные выставки
Музейное телевидение
Кинозал
Гостевая книга
Неизвестные судьбы Сталинграда
Отдел поисковой работы
Товарный знак
Противодействие коррупции
Наши награды
Наши друзья




Алексей Васин: «Я думаю, Вучетич бы нас одобрил»

Уже скоро у подножия Мамаева кургана начнется второй этап работ по благоустройству Мемориального парка - первый завершился 9 Мая открытием Аллеи России. Реконструкция обещает быть еще более масштабной и охватит более 7 гектаров территории парка, а завершить ее планируется до мая 2018 года.

О том, что уже сделано и какие планы еще предстоит воплотить в реальность, с какими проблемами приходится сталкиваться при реализации проекта и как к нему отнесся бы сам автор мемориала на Мамаевом кургане, корреспондент ИА «НовостиВолгограда.ру» побеседовал с директором музея-заповедника «Сталинградская битва», руководителем Волгоградского регионального отделения Российского военно-исторического общества Алексеем Васиным.

- Алексей Викторович, такого масштабного проекта по преображению подножия главной высоты России в Волгограде не было с самого создания здесь мемориального парка. Почему, как Вы считаете, ведь Мамаев курган - это самое посещаемое место в Волгограде?

- Эту территорию делали из последних сил, а учитывая особенности советской экономики, все это подгонялось не только под сметы, но и под даты определенные, съезды партии. Поэтому и авральность определенная была. Делали по хорошему проекту, но как могли - воды тогда поливной особо не было, эти зоны засаживали деревьями, которые могли выдержать жару. Территория была мало похожа на парковую, а когда прекратил существование СССР, она пришла в колоссальный упадок — я могу говорить о десятках тысяч больных деревьев, которые мы вывозили, выкорчевывали. Когда 131 закон появился (о местном самоуправлении - прим. ред.), эта территория Мамаева кургана была в оперативном управлении у муниципалитета, но сами земли были федеральными. Понятно, что вкладываться в них резона особого не было, забот у муниципалитета и так хватало - парк растет себе и растет. Были, конечно, неприятности в виде пожаров, когда гектары выгорели территории, что побудило муниципалитет обратить на это внимание и найти этой территории реального хозяина. Сошлись на том, что это будет музей-заповедник «Сталинградская битва». Мы не особо возражали по этому поводу, потому что так или иначе это наша родная земля, и, помимо мемориальной зоны, через нас люди шли на эти территории. Конечно, хотелось, чтобы они более благоустроенными. Когда мы стали обследовать парк, стало понятно, что он в ужасающем состоянии - очень много погибших деревьев, больных деревьев. С этим надо было что-то делать. Мемориальный парк - это очень заметная зона, она на виду, что называется, и ее в первую очередь надо было подтягивать. Это стало ясно, когда рядом вырос красавец-стадион, который будут посещать десятки тысяч людей. К тому же надо отдавать отчет, что не избалован наш город парковыми зонами, где могут люди погулять. А Мамаев курган как магнетирующая точка, точка притяжения - надо все-таки понимать, что это мемориал, и в этом смысле не все зоны здесь уместны для прогулок. Нам показалось оправданным создание такой зоны, которая не находится в плотной связи с братскими могилами и несет такую хорошую энергетику.

- А у Вучетича была такая прилегающая зона изначально запроектирована?

- Вы знаете, у нас были разные данные на этот счет. Мы общались с вдовой Евгения Викторовича, Верой Владимировной, и она говорила, конечно, что вся его душа была направлена на мемориальную зону. По ландшафту были серьезные дискуссии, как она рассказывала - были предложения вообще оставить все как есть, чтобы это было реальная иллюстрация, реальное напоминание о тех событиях. Ну а потом вы же знаете, у него другие проекты были...Тем более проблематика с посадками была высокая - земля была начинена осколками. Словом, на тот момент благоустройство Мамаева кургана было отдано на уровень местных партийных органов. И это не стояло во главе угла. Со временем ландшафтная история вообще на третий план ушла, с уровня обкома партии вообще на уровень зеленхоза все скатилось.

- А если бы не чемпионат мира по футболу, вообще случилась бы эта история с преображением мемориального парка?

- Вы знаете, я думаю, все равно бы случилось. Да, чемпионат стал толчком. Но, ни для кого не секрет, что с парками у нас беда, и был бы чемпионат, не было бы чемпионата - нужда в них не исчезла бы никак. Все равно у нас в мыслях это было, подход был более масштабный — он и сейчас существует в плане общего благоустройства парковой зоны Мамаева кургана. Просто в преддверии ЧМ с этой зоны просто начали, так как она на виду. Эта работа не остановится и после лета 2018-го, процесс начался и он не остановится. Конечно, есть объективные трудности - наличие электросетей, железной дороги, проблема с поливным водоводом. Мы этими проблемами активно занимаемся, есть наработки, как нам выходить из этого положения. Ведь на самом деле парковая зона стояла такой «непричесанной», потому что там была проблема с поливом. Полив идет питьевой водой. Я не знаю, почему на тот момент, когда не было кучи собственников и проблем, с этим связанных, это все не решалось — Волга рядом, но не обратили тогда внимания. Тем более тогда вода вообще ничего не стоила - копейки, сейчас это не просто дорого, а очень дорого: для музея полив питьевой водой - это миллионы рублей. Поэтому мы сейчас над этой проблемой серьезно думаем, нашли один из вариантов, будем вести переговоры с «Концессиями водоснабжения». Есть подкачивающая станция, терминал, водозабор технической воды недалеко от Мамаева кургана, будем считать. Второй вариант - оборудование скважин на территории кургана, но тут есть свои сложности — воды надо много, территория большая, неизвестно, как поведет эта водяная линза в толще земли и как это скажется на главном монументе. В целом же ввод первой очереди парка — это красиво, это здорово, это современно, теперь надо с этим двигаться дальше.

- А цифры можно озвучить по первой очереди, во сколько обошлось то, что уже сделано?

- Да это и не было секретом, просто цифры корректировались по ходу, вносились какие-то изменения, шли дискуссии. На сегодняшний момент через МБУ «Северное» от инвестора - «ЕвроХимКалия» - прошло 32 миллиона рублей. Но сюда не вошли цифры по поливному водоводу, который «Сады Придонья» делали — это порядка 6- 7 миллионов. В общей сложности — около 40 миллионов.

- А вторая очередь?

- Вторая очередь значительно масштабней, это и территория более серьезная - порядка 7 гектаров. Даже если такую территорию просто газоном застилать, то это достаточно дорого. А когда еще дорожки какие-то делаешь , фонтанные зоны, скульптурные группы. Будет еще и оборудование защитного экрана от железной дороги, аллею надо делать от железной дороги, куда хлынет огромный пассажиропоток от станции электрички— это зона ответственности муниципалитета уже. Сейчас все обсуждается еще, но в целом там цифра порядка 200 миллионов будет все вместе.

- По Вашему мнению, Вучетич был бы доволен дальнейшим развитием его замысла?

- Я вам честно хочу сказать - я думаю, он точно бы не обиделся. Это атмосферно, живо, не нарушает визуального восприятия мемориальной зоны, еще раз повторюсь - разгрузит немного ее от просто гуляющих. Евгений Викторович нас бы не поругал. Я видел его усадьбу - он очень любил благоустройство. У нас здесь нет такого, что портит ландшафт. История на самом деле хорошая. Конечно, не всем все нравится, всегда находится тот, кто будет критиковать. Но это нормально. Вы знаете, я прямо вижу, как здесь на газонах будут лежать студенты с книжками - вот она, физакадемия, рядом совсем. И это нормально, живо, современно. Я лично ничего страшного в этом не вижу. Если бы я был среди защитников Мамаева кургана, я бы радовался, что пройдет время и там будет молодежь. Мне кажется, они бы не обиделись, кто сражался на кургане.

ИА «Новости Волгограда», 22.05.2017 г.

 


 
Яндекс.Метрика
Оставляя свои персональные данные, Вы даете добровольное согласие на обработку своих персональных данных. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к Вам, как субъекту персональных данных (ФИО, дата рождения, город проживания, адрес, контактный номер телефона, адрес электронной почты, род занятости и пр). Ваше согласие распространяется на осуществление Музей заповедник "Сталинградская Битва" любых действий в отношении ваших персональных данных, которые могут понадобиться для сбора, систематизации, хранения, уточнения (обновление, изменение), обработки (например, отправки писем или совершения звонков) и т.п. с учетом действующего законодательства. Согласие на обработку персональных данных даётся без ограничения срока, но может быть отозвано Вами (достаточно сообщить об этом в Музей заповедник "Сталинградская Битва"). Пересылая в Музей заповедник "Сталинградская Битва" свои персональные данные, Вы подтверждаете, что с правами и обязанностями в соответствии с Федеральным законом «О персональных данных» ознакомлены.