23 августа 1942 года

Одним из самых страшных и трагических дней Сталинградской битвы стал 23 августа 1942 года.

Утром 23 августа 14-й танковый корпус генерала фон Виттерсгейма прорвал нашу оборону и вышел к Волге на участке поселков Латошинка-Рынок. Немецкие танки оказались всего в 3-х километрах от тракторного завода.
Во второй половине дня, в 16 часов 18 минут по московскому времени, по приказу гитлеровского командования силами 4-го воздушного флота люфтваффе началась массированная бомбардировка города, вызвавшая колоссальные разрушения. Этот день стал самым трагичным в истории Сталинградской битвы. С 23 августа и в течение последующей недели немецкие бомбардировщики совершали до двух тысяч самолетовылетов в день. Сталинград стал фронтовым городом.
Воздушные бомбардировки продолжались 24, 25, 26 августа. С 28 августа по 14 сентября на Сталинград было сброшено 50 тысяч бомб весом от 50 до 1000 килограммов. На каждый квадратный километр сталинградской земли приходилось до 5 тысяч бомб и осколков крупного калибра. Ни один город мира не выдерживал такого огненного шквала, как Сталинград.

Громадный город на Волге был полностью разрушен. В центральной части его не осталось ни одного целого здания. Разрушения были настолько велики, что только после расчистки завалов представилась возможность определить прежнее направление улиц, и многим казалось невозможным их восстановление, как и всего Сталинграда полностью.
Было разрушено 309 предприятий города. На заводе «Красный Октябрь» были выведены из строя 170 тысяч квадратных метров производственных площадей, полностью разрушены транспортное и крановое хозяйство, механическое и электрооборудование. Разрушено 660 сооружений, 15 мартеновских печей, 14 прокатных станов.
На Сталинградский тракторный завод с 23 августа 1942 года по 1 января 1943 года было сброшено 8 тысяч авиабомб. Завод, который за годы предвоенных пятилеток из 500 тысяч тракторов, произведенных в стране, выпустил 300 тысяч, превратился в развалины.
Огромный урон был нанесен энергохозяйству города. Все цехи и агрегаты ГРЭС получили повреждения.
Полностью был выведен из строя железнодорожный и вод­ный транспорт. Разрушены 1237 километров главных и станци­онных путей, 2 паровозных и вагонных депо, уничтожены 152 па­ровоза, 6402 вагона.
Большой урон был нанесен жилищно-коммунальному хо­зяйству, культурно-просветительным учреждениям: разрушены 124 школы, 120 детских учреждений, 14 театров и кинотеатров, 2 цирка, 2 музея, 3 вуза, картинная галерея. Уничтожен городской транспорт, связь, водопровод.

Общий ущерб, нанесенный городу, составил 9 миллиардов рублей.
Зеленые насаждения в самом городе и «зеленое кольцо» протяженностью в  100 километров вокруг него были вырублены или погибли во время боев.



Командующий Сталинградским фронтом А.И. Еременко:

«Многое пришлось мне пережить в минувшую войну, но то, что предстало перед нами 23 августа в Сталинграде, поразило как тяжелый кошмар. Беспрерывно то там, то здесь взмывали вверх огнедымные султаны бобовых взрывов. Огромные столбы пламени поднялись к небу в районе нефтехранилищ. Потоки горящей нефти и бензина устремились к Волге. Горела река, горели пароходы на Сталинградском рейде. Смрадно чадил асфальт улиц и площадей. Как спички, вспыхивали телеграфные столбы. Стоял невообразимый шум, надрывавший слух своей адской музыкой. Визг летящих с высоты бомб смешивался с гулом взрывов, скрежетом и лязгом рушившихся построек, треском бушевавшего огня. Стонали гибнувшие люди, надрывно плакали и взвывали к помощи женщины и дети»

Бывший приборист Раиса Александровна Гальченко:

«Двадцать третьего августа мы услышали гул моторов со стороны Гумрака. И вскоре увидели вражеские самолеты. Всего через несколько ми­нут неподалеку от нас стали рваться бомбы. Но особенно много фашисты сбросили «зажигалок». Все пространство вокруг орудий было буквально усеяно этими небольшими бомбами. Горели тра­ва, деревянные постройки стадиона. У одного из зенитчиков обгорели руки, у нас слезились глаза от удушливого дыма, мы задыхались в копоти, но бойцы продолжали стрелять. Никто не уходил в укрытие. Как известно, после двадцать третьего августа в городе не было отбоя воздушным тре­вогам. Для нас дни и ночи слились в сплошной грохот. Вокруг горели улицы. Слышались стоны раненых...»

 Председатель городского комитета обороны А.С.Чуянов:


«Над центром города на огромной высоте повисли двухмоторные «Хейнкель-111». Три косяка. Пока около сотни. Каждый способен нести до 4 тонн бомб. Надо полагать, сейчас повалятся фугасные, предназначенные для разрушения заводских корпусов, крупных зданий и прочных укрытий. Но что это? Под крыльями «хейнкелей» замелькали веерами серебристо-белые предметы. Их множество, и они сравнительно легкие. Веера разрастаются в огромные зонты так, что весь воздух стал молочно-белым. Серебристые кувшинчики. Сотни, тысячи, десятки тысяч!.. Все это оседает на центр города, на заводские районы. При соприкосновении с крышами домов, с мостовыми улиц эти предметы воспламеняются. Огонь яростный, сине-белого цвета. Зажигательные бомбы сыпались на город в неисчислимом количестве. За считанные секунды возникли сотни пожаров... На толщу огня и дыма воспламенившихся жилых кварталов посыпались фугасные и осколочные бомбы. Гудение новых и новых армад «хейнкелей» и «юнкерсов» теперь растворилось и грохоте взрывов и реве огня. Закачалась земля, начали дергаться и подпрыгивать степные дали за Волгой, забились в лихорадке стены обкома. На какое-то мгновение я погрузился в беспросветную мглу... А затем оказался на КП городского Комитета обороны, в Комсомольском садике. Здесь мне сообщили, что над городом всего зарегистрировано более 2 тысяч самолето пролетов...»

А.А.Филлипов, командир рейдового баркаса «Игарка»:

«Город горел сплошным пламенем. Вдоль городского берега плыла огненная полоса горящего бензина и мазута. Люди из города стремились перебраться на левый берег, но не могли, - были отрезаны горящей Волгой. У пристани скопилось много народа, и там рвались бомбы.

 

 

.
 
Яндекс.Метрика